http://nativeahiska.ucoz.org/post-177-1214146847_22.gif
Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ » АХЫСКА

Турки Месхетинцы - Родная чужбина
Турки Месхетинцы - Родная чужбина

Этим летом исполняется 23 года с тех пор, как некогда изгнанных из  Ферганской долины Узбекистана, Tурок-Mесхетинцев заселили в заброшенные сёла России для того, чтобы их как-то поднять.



Дорога на Головино
 История Tурок-Mесхетинцев выделяется даже на фоне остальных т
рагических историй репрессированных народов СССР. За 70 лет некоторые из них потеряли свою родину трижды. Первый раз их депортировали из Грузии в 1944 году. Второй раз изгнали из Узбекистана. Им очень долго отказывали в прописке, а затем в получении Pоссийского гражданства на территории Краснодарского края, и с 2004 года, по разным оценкам, несколько тысяч Tурок-Mесхетинцев были вынуждены эмигрировать в США. В Тульской области проживают относительно благополучные представители этого народа: они пережили всего два переезда. Более 20 лет назад они с баулами, узлами, чемоданами и детьми на руках заселили заброшенные дома в деревне Головино Дубенского района. И, поскольку в занятой ими деревне уже никто не жил, сами дали название главной улице — Турецкая. Дорогу на Головино найти довольно просто. Сначала до райцентра Дубна, потом направо, а затем уже каждый встречный готов показать, где живут Tурки-Mесхетинцы. И добавит еще— «сыр они вкусный делают». Головино — маленькая опрятная деревенька на склоне холма. У его подножия — мелкая речушка, за ней белеют несколько дачных домиков. Место красивое, но для инвесторов и дачников непривлекательное: земли неплодородные, дорога почти отсутствует, из коммуникаций только электричество и работающая с большими перебоями телефонная связь. До ближайшего магазина, школы, почты, фельдшерского пункта — с десяток километров. Нас встречает Мустафа Мамедов, местный житель и депутат Протасовского муниципального образования. Мы проходим довольно короткую, в несколько домов, Турецкую улицу. Возле крайнего дома, у качелей, играют детишки. На солнышке пожилые мужчины в фесках с величавой задумчивостью играют в нарды. Женщины в длинных юбках и шелковых платках, закрывающих волосы, с массивными золотыми украшениями на шеях, развешивают для просушки вымытые пестрые ковры и раскладывают на заборы яркие подушки. В общем, деревня выглядит довольно экзотично. Это ощущение усиливается, когда входишь в дом — словно переносишься в Среднюю Азию.

На Турецкой улице
«Было страшно»
Большую часть главной комнаты занимает настил, покрытый ковром и заваленный подушками. Такие настилы есть в каждом доме — на них встречают гостей, собираются семьей. В этом доме живет с семьей старейшая жительница деревни — Мурват Мамедова. Ей 74 года, она не говорит по-русски. Переводчицей вызывается внучка Мурват, Малика, молодая и очень красивая женщина с глазами Моники Белуччи. Мурват — единственная в общине из тех, кто помнит, хоть и смутно, депортацию из Грузии: ей тогда было пять лет. Говорит: «Было страшно…». Девочке повезло — она осталась жива. Хотя, согласно документам, во время переселения погибло 15 тысяч человек, а за первые шесть месяцев в ссылке — 37 тысяч, включая 17 тысяч детей. Депортированные Tурки-Mесхетинцы были разбросаны по поселкам и областям Казахстана и Киргизии. Значительная часть осела в Узбекистане. Мурват не помнит Грузию. Родиной для нее стал Узбекистан — колхоз им. Ленина в Сырдарьинской области. Женщина перебирает старые фотографии. На одной из них — молодая Мурват, комсомолка с загорелым лицом и в белом платке на сборе хлопка. Почти все турки тогда работали в колхозах. «Сорок пять лет прожили, — вздыхает бабушка. — Все там осталось…» — Мы жили там очень дружно, — вступает в беседу Мустафа. — В нашем колхозе работали узбеки, таджики, русские… Мы даже порой не знали, кто какой национальности. Вместе учились в школах, вместе гуляли на свадьбах и проводах в армию. А если горе, похороны — тоже были все вместе… На вопрос, так что же стало причиной национального конфликта, Мустафа задумывается: «Не знаю… Может, расследование хищений в Узбекистане? Тогда много воровства вскрылось в среде руководства УзССР. Наверное, чтобы народ отвлечь от скандала, и спровоцировали резню. А сейчас узбеки к нам едут. Работают тут у одного дубенского фермера… И зачем все это нужно было?». В июне 1989 года в Фергане начались погромы, несколько десятков человек было убито. Поджигались дома турок-месхетинцев, их избивали на улицах. Семья Мустафы жила далеко от эпицентра событий, но и в его районе за считанные недели настроение местного населения накалилось до опасного градуса. Мустафа, его родственники и друзья решили уехать. — Почему сюда? — улыбается Мустафа. — А у нас тут один знакомый в армии служил недалеко. Женился. И нам сказал, что здесь есть брошенные дома. Мы и переехали. От райкома дали машину, мы ездили по окрестностям, и нашли вот эту деревню.
Помолиться негде
Уже на улице Мустафа поясняет: — Мы хорошо тут живем. Все наши — и мужчины, и женщины — работают, кто в Дубне, кто в Москве. У нас есть и врачи, и учителя. Дети ходят в школу, все хорошо говорят по-русски. Парни все служат в армии, молодежь старается получить высшее образование. Компьютеры в некоторых домах есть. Нам бы газ сюда — тогда бы молодежь не уезжала в город. Губернатор обещал помочь с газом… Мечта, конечно, у нас есть: мечеть бы нам. Мы с другими мусульманами обсуждаем этот вопрос. Ведь в Тульской области нет мечети — помолиться негде… На улице Турецкой густо пахнет ромашкой и полынью. Мужчины разгружают «жигуленок» с досками, чтобы нарастить борта на тракторном прицепе — сенокос в разгаре. С удивительной ловкостью молодая женщина, держа на одной руке маленького ребенка, другой выгоняет корову из стойла. Это Альфия с дочерью, самой младшей жительницей деревни, 6-месячной Альбиной. Сейчас Аля не работает — ухаживает за дочками и управляется по дому: доит коров, чистит ковры, работает в огороде, печет лепешки, варит в казанах на улице варенье и компот. А еще — те самые знаменитые сыры. Конечно, сырами нас угостили и дали с собой в дорогу. Особенно понравился волокнистый, белый-белый и довольно соленый — в самый раз с местными пресными лепешками. Жена Мустафы, Мария, подробно рассказывает, как его делать. Технология сложная, и я понимаю лишь одно — в этом сыре только молоко и немного соли. И еще то, что такой сыр можно делать всего один месяц в году — в июне, когда коровы выходят на свежую траву. Потом не получится. Зато он долго хранится — целый год. Выходим за огороды. За забором, кроме привычной русскому человеку картошки и капусты, растут незнакомые пряные травы, вьется по шпалерам виноград. Вдалеке виднеются деревенские стада. Конечно, эта деревня, не похожа на давно забытую Месхетию или еще памятный Узбекистан. Но чувствуется — эта земля любима, и здесь живут счастливые люди. И если старая Мурват, возможно, никогда не сможет назвать Головино своей родиной, то когда-нибудь маленькая Альбина сделает это легко и естественно.
mk.png

© NNA-TV



Категория: АХЫСКА | Добавил: alim (27/Июл/2012)
Просмотров: 2206 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 1
1  
У нас Тульской области по сравнению с другими регионами миграционная обстановка относительно спокойная.- Однако и нам немало еще предстоит сделать для формирования толерантной среды. Нужно открывать центры адаптации для мигрантов, организовывать бесплатные курсы, проводить дискуссии о межнациональной терпимости.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]